Врубель был одним из тех художников, которые, по словам Александра Бенуа, «устремились на украшение самой жизни… задались целью вложить свою душу, свою личность, не только в картины и в статуи, но и во всю жизнь, во все окружающее»Отличительной чертой его творчества были в том числе цветы и орнаменты.Трудно отыскать в творчестве художника хоть одну работу, которая была бы лишена превращения реальности в орнаментальный узор, напоминающий цветок.

«Все, что бы ни сделал Врубель, было классически хорошо. Я работал с ним в абрамцевской мастерской Мамонтова. И вот смотришь, бывало, на его эскизы, на какой-нибудь кувшинчик, вазу, голову негритянки, тигра и чувствуешь, что здесь “все на месте”, что тут ничего нельзя переделать. Это и есть, как мне кажется, признак классичности. В каком-нибудь незначительном орнаменте он умел проявить “свое”» – так сказал Александр Головин — русский советский художник, сценограф, декоратор, действительный член Академии художеств.Ваза является раритетом авторской керамической работы Врубеля в мастерской «Абрамцево» первой половины 1890-х годов.

История вазы, выставленной на торги, также по-своему уникальна. Она находилась в собрании композитора, дирижера, педагога, музыкально-общественного деятеля Рейнгольда Морицевича Глиэра — автора «Гимна великому городу», ставшего гимном Санкт-Петербурга.

«К лоту прилагается письменное подтверждение от 2015 года правнука композитора, Олега Юрьевича Глиэра: «Данная ваза принадлежала моему прадеду, композитору Рейнгольду Морицевичу Глиэру и находилась в нашей семье. Со слов моего отца, Глиэра Юрия Леонидовича, эта ваза работы М.А. Врубеля была подарена прадеду в начале 20-го века композитором, членом Беляевского кружка Н.А. Римским-Корсаковым».

Источник

Яндекс.Метрика